Рус Укр
ГлавнаяКоммунальные басниГородские проектыКак автобусные маршруты хотели забрать
Новости ЖКХ
03 августа 2020 г.
30 июля 2020 г.
29 июля 2020 г.
27 июля 2020 г.
21 июля 2020 г.
20 июля 2020 г.
15 июля 2020 г.
02 июля 2020 г.
01 июля 2020 г.
24 июня 2020 г.

Как автобусные маршруты хотели забрать

Коммунальные байки - все выдуманные истории из жизни жилищно-коммунального хозяйства. Но, как известно, в каждой выдумке - лишь доля выдумки. Предлагаем байку о том, как в одном населенном пункте внесли изменения в курсирование автобусов.

Ну вот и дембель... Получил бумажки, выпили с ребятами по рюмочке, за нас, живых, и за тех, кому повезло меньше... Я всегда знал, что есть разница между родиной с одной стороны и государством - с другой. Как и ожидалось, легендарная «президентская тысяча» в день на передке - пшик. Оздоровительных после ранения - ноль. Проездные? Комплект полевой формы? Нет, не слышали. Восемь окладов на дембель - о чем вы?! Чуть больше 700 грн «дембельских» за год войны... Спасибо, пойду рюмку лучше хлопну. Только не надо думать, что я последний алкоголик, и тут на передке все «аватары». Просто за год, который мы провели в этом аду, мы все здесь по-настоящему озверели. От ежеминутного владения смертоносным оружием, от потенциальной близости смерти, от постоянных ограничений и перегрузок, от прыгающего режима и невозможности выспаться, от ежеминутной готовности вскакивать и бежать с автоматом... На все эти раздражители тело реагирует повышенной выработкой тестостерона, адреналина и других животных радостей. Как бороться с этим? Самый популярный способ - напиться. Или - наесться. Кто не курил - начинает курить. Кто курил - делает это в два раза чаще. А я для себя избрал другой способ борьбы с животными инстинктами – армейские байки. Как-никак, а шесть лет работы журналистом в районной газете не прошли даром. Пусть с меня мелькает агрессивный и скверный зверь, но пусть он выливает свою агрессию не на людей, а в тексты и фантазии. Так есть шанс остаться безвредным для окружающих. А после дембеля семья меня вылечит, по крайней мере, я так надеялся... 

Первая жена подала на развод, мол, я после ранения стал на себя не похожим, не воспринимаю внешний мир. Особенно не возражал, потому что воспринимать внешний мир как раньше – было для меня сверхсложной задачей. Трудно адаптироваться по нескольким причинам. Как бы я не рассказывал, что там происходит, я не смогу объяснить так, чтобы меня действительно поняли. Бывает так, что просто «накрывает». Бывает такое настроение, когда все и сразу. И тогда, хоть волком вой, но достаточно сделать несколько шагов вперед и все само собой уладится. А со сном как трудно было. Пока слышишь, что снаряды взрываются, знаешь, где, и все, можно спать. Сюда приехал – тишина. Первые две недели по квартире постоянно автомат искал... Но через некоторое время «отпускает» и все, кажется, как будто становится на свои места.
 
Утро начиналось обычно: солнце выигрывало лучами, птицы радостно пели, все обещало погожий денек, настроение отличное. Ну вот совсем ничего не предвещало неприятностей, пока я не зашел в автобус. Пассажиры все были возбуждены, кое-кто ругался.
 
- Как теперь будем добираться до «Опытного», ведь районная администрация именно там – неизвестно где! Что бы оформить детское пособие, мне придется потратить на дорогу чуть не двадцать гривен. К тому же, три пересадки буду вынуждена сделать – сетовала одна женщина.
 
Ее сосед попытался было продемонстрировать остроту своего ума и начал строить глазки: 
 
- Ты, женщина, хитрая, хочешь не работая, деньги так просто получить!
 
- Ты что, с луны свалился, какие деньги? Всего сто тридцать шесть гривен на ребенка! И те на дорогу тратить приходится!!! – накинулись женщины.
 
Мужчина, понимая, что оконфузился, втянул шею и молча устремился к выходу.
 
Сзади дремал старик, шаркая беззубым ртом, прошамкотав:
 
- Я в земельный отдел добираюсь, мне нужно участок оформить. А вокзал скоро?
 
В автобусе все зариготали.
 
- Дед, наконец-то проснулся! Не будет тебе больше вокзала! – осветили.
 
Старик, сокрушенно качая головой, переспросил:
 
- И куда же я это еду? Какой маршрут вообще?
 
- Старый, до рынка едешь, а там пешкой три остановки до вокзала, - подсказывали пассажиры, насмехаясь.
 
- Как же так?! - еще сильнее встревожился дед.
 
- Вот так, дед! Власть сменилась, Ленина повалили, капитализм пришел! - кто-то бросил, объясняя, что сын нашего, пока что мэра, на автобусную стоянку возле вокзала глаз положил.
 
Я, офигев от услышанного, поинтересовался, что должно быть на том месте. 
 
- Очередной торговый центр строить надумал – получил в ответ. 
 
- И на какой он нам ляд этот центр сдался? – буркнул еще кто-то. - Их и так на каждом шагу, как грибов после дождя. И никакой управы нет на них. Может хоть такие, как они (неизвестный пассажир при этом указал взглядом на меня), придут с войны и что-то изменят, по крайней мере не будут воровать и защитят нас. 
 
Наконец до меня дошло, что несколько автобусных маршрутов не будут ходить до железнодорожного вокзала, возрастет число пересадок и, как следствие, стоимость проезда.
 
У меня тоже испортилось настроение, ведь из-за пересадки я теряю час времени, что бы добраться до места, только в один конец. «Черти бы схватили этого мажористого бизнесмена!, - подумал я, пожелав ему побыстрее обанкротиться. - «Ничего не меняется, там на передовой ребята погибли, а они все хватают и хватают, никак не нажрутся, чиновники хреновые. Нет жизни от них народа, и ума тоже. Только «купи - продай» и ничего больше!».
 
Взглянув на часы, я понял, что безнадежно опаздываю. Мне уже и спешить не нужно. Пассажиры, доехав до рынка, взялись скандалить с кондуктором, ей пришлось выслушать все, что они думают о чиновниках, и об олигархах, и вообще обо всем наболевшем. А я подумал про себя вот что. Если бы хоть одному чиновнику без его служебного авто пришлось с больным человеком добираться общественным транспортом из районной больницы или оформить услуги в горгазе или водоканале, может бы тогда эти чиновники более внимательно рассмотрели маршруты городского транспорта. Но это слишком было бы хорошо для жителей нашего города, поэтому нечего мечтать, надо действовать, решил для себя я. 
 
Постояв несколько минут в задумчивости, я вернулся домой. Позвонил Сергею, редактору своей «районки», и рассказал о транспортном коллапсе в городе и аппетиты сына мэра. Тот, заинтересовавшись темой, по привычке скомандовал: «До пяти часов чтобы байка была готова, выйдет завтрашним субботним тиражом. И не жалей «перца и соли», крепкого словца как бывший военный добавь, а вообще - не мне тебя учить». 
 
Без уточнения подробностей у мэра города, который готовился ко второму туру выборов, басню начинать было бессмысленно, поэтому потратив более трех часов и бездну ухищрений я таки дозвонился мэру и пытался внимательно слушать его бред вместо доводов. И вот тут меня что называется «накрыло». Я вспомнил, как мы с ребятами после очередного «сепарського» обстрела сидели в блиндаже, и мечтали, что пока нас здесь шкварять, в тылу все меняется к лучшему. Что прекращают брать и давать взятки, чиновники становятся слугами народа, а не их хозяевами. Но нет... ничего не изменилось. Все, что я тогда думал о власти, о мэре, о автобуснуй остановке, о новом торгово-развлекательном центре имени его сына - я сказал мэру прямой речью, такой, как мы говорили на войне. Цензурно это звучало примерно так: «Уважаемый господин мэр, нельзя пренебрегать интересами граждан, лишая их жизненно важных автобусных маршрутов». Отойдя от легкого шока минут через десять, мэр, наконец, таки смог уточнить, кто посмел так нагло с ним разговаривать? Узнав, кто, и что байка выйдет уже завтра, сразу сменил тон, пытаясь заверить меня, что все автобусы вернутся на прежние маршруты.
 
- Вот только шума и Вашей статьи не надо! Я даю вам честное слово, только не тривожте общественность перед вторым туром. Знаю я ваши байки, народ посмешите, а мне потом от прокуратуры отмахиваться, ведь у Вас, у журналистов, не язык, а змеиное «жало».
 
«Благодари, что змеиное жало, а не автомат Калашникова», - подумал я, отчетливо и лукаво обещая мэру, что басни не будет. Врал я. Байка вышла, чтобы вдруг мэр не передумал, или какой-то чиновник не забыл выполнить его указание, а после байки никто и ни чего не забудет, еще и затылки будут чесать. 
 
Так, не отдохнув от одной войны, пришлось заниматься другой. И оружием моим здесь будет слово. Слово, которое может поставить на место чиновников, которые в очередной раз, предав своих солдат, забыли о правах и интересах народа, который доверял им, выбирал их на должности оплачены самим народом.
 
Уважаемые читатели «Украины Коммунальной»

Обращаем ваше внимание, что этот текст является плодом фантазии автора. Любое сходство и совпадение с конкретными реальными личностями в любой стране носит абсолютно случайный характер и не может служить поводом для судебного иска. 
 
Коммунальный Баснописец
 
Комментарии (0)