Рус Укр
ГлавнаяКоммунальные басниГородские проекты Платим за газ, или как выживают села
Новости ЖКХ
05 декабря 2019 г.
26 ноября 2019 г.
21 ноября 2019 г.
18 ноября 2019 г.
30 октября 2019 г.
25 октября 2019 г.
18 октября 2019 г.
16 октября 2019 г.
14 октября 2019 г.

Платим за газ, или как выживают села

Все, что нас не убивает – делает нас сильнее. С таким девизом с началом нового отопительного сезона и новыми счетами за газ живут жители небольшого поселка Свинковка. Почему? – подробнее в истории коммунального баснописца.

Еще несколько лет назад немногочисленные жители маленького поселка Свинковка, что расположен на берегу живописного Тясмина, между собой прозвали каждое десятое число месяца «черным днем расплаты». Ведь несмотря на отсутствие дороги как таковой, в такие дни сюда же приезжал УАЗик-«таблетка» местного управления газового хозяйства, чтобы развести между жителей самого отдаленного от районного центра поселка счета за потребленный природный газ. 

На этот раз свинковчани с особым страхом ожидали приезда газового УАЗика, ведь на улице разгар отопительного сезона, а весной правительство для получения очередной порции кредитов от МВФ повысил цены на газ для населения в семь раз. Люди боялись, потому что в Свинкиовке было принято между всеми жильцами – платить за электроэнергию и газ вовремя и в полном объеме, не допускать задолженности, потому что быть в должниках для настоящего свинковца большой позор, а жить в позоре свинковчани не привыкли – стыдно перед предками, память которых здесь привыкли беречь и уважать. К чести свинковчан нужно сказать, что уважать предков действительно есть за что. Именно в этих краях когда-то начиналась Колиивщина, когда запорожский казак Максим Зализняк собрал первый отряд повстанцев – гайдамаков, слава о которых прокатилась аж до Варшавы. Через полтора века свинковчани снова принимали участие в движении освобождения родной земли от захватчиков и стали частью Холодноярской республики - непризнанного государственного образования, воины которой вели партизанские военные действия против немецких оккупантов и российских «белых» и «красных» интервентов. По одной из легенд сам атаман Чорногузко по прозвищу «Черный ворон» был родом из Свинковки, что не может не лелеять чувство гордости в свинковчан, пусть это и возможна народная ложь. 
 
Работы свинковчани также никогда не чурались – в советское время местный колхоз «Красный Октябрь» всегда был среди первых по выполнению государственных планов по зерну и заготовки мяса. За счет колхоза развивалась поселковая инфраструктура, построили водопровод, детский сад и клуб. Эпоха независимости внесла свои коррективы – в бурные 90-е колхоз сначала был разворован, затем признан банкротом, а потом все то, что осталось – разделили между свинковчанами. Не чувствуя перспектив для своего развития, молодежь начала покидать Свинковку и разъехалась по ближайших райцентрах, а кому повезло больше – нашел лучшую долю в областном центре. Доживать свой век в Свинковцах остались одни пенсионеры, которые не захотели покидать родные дома, да и кто там ждет на них в райцентре, там своих пенсионеров хватает. О существовании этого некогда героического поселка государство вспомнило лишь в 2010 году, когда в десяти домах местных жителей, а это все, что остались от всей Свинколки, появился природный газ – украинские чиновники продолжали упорно выполнять Программу газификации населенных пунктов несмотря на предупреждения ведущих экспертов о небезопасности российской «газовой иглы» и необходимость развития альтернативных источников энергии. До того момента, пока тарифы на природный газ для жителей села были приемлемыми, а по версии «Нафтогаза» - убыточными для него, - с уплатой за потребленный газ в свинковчан проблем не было. Даже получая не более тысячи двести гривен пенсии (видимо, крестьяне на большую пенсию в государстве, где бывшие чиновники получают по семь тысяч пенсии, не заслужили), свинковчанские пенсионеры всегда вовремя, или даже заранее, оплачивали за коммуналку. Но не этого месяца...
 
Василий Чучупак неспешно шагал по своей улице, размышляя о судьбе и несправедливости механизма государственного устройства по отношению к рядовым людям, когда его позвал знакомый голос соседа Петра Деркача:
 
- Доброе утро, Василий Яковлевич!, - Куда это Вы в столь ранний час ходили?
 
- Доброго утра и Вам, Петр Михайлович! И вот ходил на почту, заплатил за коммуналку, за свет, за газ теперь вот иду абсолютно счастлив – денег хватило на все, даже немного осталось, сейчас зашел к Майке в магазин и купил на всю оставшуюся конфет для жены, ей что-то захотелось «Коровки»...
 
- Кстати, где она? Давно я не видел Марии Трифоновны!
 
- Не спрашивайте, Петр Михайлович...Только два дня назад из больницы ее забрал – теперь восстанавливаемся...
 
- А что случилось? Опять сердце?
 
- И если бы то сердце, Петр Михайлович... Вот мы когда впервые получили квитанцию за газ – чуть инфаркт не случился! Накрутили в январе на три тысячи гривен... а у нас пенсии на двоих – две сто, а еще лекарства нужно купить, хлеб... чтобы задолженности не было у нас за коммуналку, чтобы не забрали у нас с Марией нашу хату за долги, она решилась на операцию – ей удалили почку, а потом она ее продала или в Германию, или во Францию, за это нам дали 50 тысяч евро. Мы их отложили – теперь будет за что за газ платить...
 
- Вот горе какое, Господи Боже мой, бедная Мария Трифоновна, передавайте ей поздравления и пожелания здоровья! 
 
- Спасибо, соседушка! А как у Вас, сколько газа натопили, у Вас, наверное, вообще страшная сумма вышла - дом у Вас с Василисой Дмитриевной, пожалуй, квадратов на тридцать больше, чем наш? 
 
- Ой, не спрашивайте, Василий Яковлевич... накрутили вдвоем с бабкой аж почти на пять тысяч... не знаю как и платить, видимо, этот месяц пропустим, а дальше что делать – не знаю... почки у нас у обоих серые - так что ваш вариант не для нас. Видимо, придется родину продать...
 
- Вы, что совсем охренели, соседушка? Как это Родину продать? Что, в сепаратисты задумали записаться в ту, как его, ДНР вступить, черти бы ее взяли, - аж зашелся от ярости Василий Чучупак.
 
- Да нет, соседушка, кокая там ДНР, Боже упаси меня от такого позора, я что Вам москаль или другая уродина какая? – обиделся старый Деркач У меня просто в Васильковке хата от отца еще осталась, а ему от его отца, старая такая, но крепкая, ей уже более ста лет. Я там родился, там нашел свою Василису – это моя родина... Кроме дома там пятнадцать соток земли, сад, пусть старый, пусть запущенный, но натуральные фрукты. Продам его тысяч за 50 гривен – до конца года хватит за газ платить, а дальше не знаю, что. Пойдем в тот райгаз работать дворниками, уборщиками, мы еще не такие старые, руки рабочие, тяжелого труда никогда не боялись – пусть не платят нам зарплату, пусть ее забирают за тот газ, зачем вообще наши десять домов было тогда газифицировать? 
 
- Вот, кто знал что так оно получится. Слушай, соседушка, я тут кроме конфет в магазине взял чекушку, ну так, на всякий случай... Дома меня моя Мария будет вычитывать за нее, а с хорошим соседом грех не пропустить по рюмочке... Пригостимся?
 
- А чего бы и не угоститься? Соседа я уважаю, поэтому отказать не могу! Наливайте, Василий Яковлевич! Сколько той жизни! И жить становится все интереснее и интереснее! Кто знает, может и я какой орган на базар понесу, когда мне районная налоговая начислит налог на недвижимость за мою избушку, сарай и уборную! 
 
Чекушка водки, купленная в магазине Василием Чучупакой, завершилась как раз на третьем тосте, который традиционно в Свинковке пьется за прекрасную половину человечества – женщин и жен. 
 
- Ну, что, соседушка, пусть они с нами, а мы с ними проживем подольше, потому что кому мы еще нужны в этой жизни! А газовикам тем пусть икнется в их Ланд Крузерах! Будьмо!
 
Коммунальный Баснописец
 
 
Уважаемые читатели «Украины Коммунальной».

Обращаем ваше внимание, что сюжет, место действия и все действующие лица этой истории являются произведениями фантазии автора. Их сходство и совпадения с конкретными реальными обстоятельствами и личностями в любой стране носит абсолютно случайный характер и не может служить поводом для судебного иска.
 
 
Комментарии (0)